Времен связующая нить

Всего статей в разделе: 59
Времен связующая нить
17.06.2020
Просмотров: 128

О том, какую роль Абай сыграл в истории казахского народа и в мировой культуре, «Профилю» рассказал казахский поэт и переводчик Бахытжан Канапьянов

Произведения Абая, в том числе знаменитая прозаическая вещь «Қара сөз», в дословном переводе «Простое (буквально – черное) слово», которая состоит из 45 кратких притч и философских трактатов, переведены на многие языки мира. Интерес к творчеству Абая растет год от года: увеличивается число последователей, популяризаторов, к публикации готовятся все новые и новые книги с его произведениями и о самом мыслителе. В Казахстане Абая знают все. Он – альфа и омега национальной культуры, чьи мысли и творчество остаются современными сквозь века, прежде всего потому, что это глубокая человеческая философия жизни. Правдивая и простая, глубоко личная и широко государственная.

В этом году исполняется 175 лет великому поэту, мыслителю и просветителю Абаю Кунанбаеву (1845–1904). Юбилей отмечается не только в Казахстане, но и на международном уровне, в том числе в рамках ЮНЕСКО. Главные мероприятия пройдут в августе в Семее – на родине Абая.

– Как мир узнал об Абае?

– Гений Абая проверен временем и пространством. Почти так когда-то писала о Пушкине Анна Ахматова. Абай жил и творил в XIX веке и немного «зацепил» начало XX века. Его земная жизнь завершилась в 1904 году. Сейчас его творчество и жизнь интересуют миллионы людей по всему миру. При жизни он не увидел публикаций своих произведений, за исключением двух стихотворений в омской периодике. После кончины великого поэта и мыслителя его племянник Какитай Искаков и сын поэта Турагул к весне 1905 года собрали стихи Абая. Мурсеит Бикейулы, обладая даром каллиграфического почерка, за месяц переписал все стихи и песни акына, собрав эти бессмертные творения, которые были в памяти и на слуху аулов Жидебая, Борли и ряда других мест вблизи Семея. Ученики Абая, представители зарождающейся тогда творческой интеллигенции Казахстана – Алихан Букейханов, Ахмет Байтурсынов, Мыржакып Дулатов, Магжан Жумабаев и совсем еще юный Мухтар Ауэзов посвятили жизнь тому, чтобы Казахстан нашел свое достойное место в новом времени, а весь мир узнал мудрость и творческий талант основоположника казахского литературного языка Абая Кунанбаева. И вот в 1909 году в Санкт-Петербурге вышла первая книга поэта арабским шрифтом на казахско-чагатайском языке. Весь тираж – а это было около 1000 экземпляров – был отправлен в Семипалатинск. Так началась казахская письменная литература XX столетия.

Стихи Абая, его афоризмы были известны и переходили из уст в уста, из одного аула в другой задолго до вышедшей первой книги. Домбра была в каждой юрте казахской степи. А значит, в каждой юрте была и музыка. Именно так сохранился и дошел до наших дней казахский фольклор. Абай, во-первых, воспитанный на арабской и персидской поэзии, а во-вторых, в силу своего гения, понимавший, что только так, через домбру, можно донести до каждого казаха переводы великих поэтов мира, прежде всего Пушкина, нашел самый верный путь к сердцу своего народа. И действительно, «Песнь Татьяны» из Евгения Онегина пелась везде в казахской степи. Даже прозаическое произведение Лермонтова «Вадим» Абай переложил стихами. А стихи Бунина, которые были под запретом до самого последнего дня его жизни в 1956 году, Абай также перевел для своего народа…

На каком бы языке ни издавались произведения Абая – арабский шрифт или латиница, – он всегда был востребован. И во второй половине XIX века, и в начале XX, и сейчас, в XXI веке, очень много параллелей проходит в идеях, которые выдвигал Абай.

В 1940 году вышла первая книга об Абае Кунанбаеве – «Путь Абая», написанная казахским писателем, ученым и драматургом Мухтаром Ауэзовым и вошедшая в «Библиотеку мировой литературы». Через пять лет, в 1945 году, к 100-летию Абая в издательстве «Художественная литература» ма́ксимы «Қара сөз» вышли в переводе Виктора Шкловского и стали известны как «Назидания». Именно этот перевод позже дважды переиздавался (в 1954 и 1979 годах).

В 1970 году казахский писатель Сатимжан Санбаев выпустил свой перевод книги под названием «Слова назидания», а в 1993 году известный казахский писатель Ролан Сейсенбаев сделал попытку изложить текст знаменитого произведения и на немецком языке, опубликовав ее под названием «Книга слов».

Я был одним из составителей канонических текстов Абая, которые вышли в 2019 году в издательстве «Жибек Жолы» («Шелковый путь»). Сейчас, как известно, произведения Абая переводятся на многие языки мира».

– В чем секрет востребованности Абая в наши дни?

– Начну с того, что, с точки зрения менталитета народа, Абай вдохнул в пространство души казахское самосознание. Живший в эпоху завершения кочевой казахской степи, он вбирает в себя многие моменты истории как казахского, так и русского народов. Он любил свой народ, любил русскую литературу, очень жестко и критично относился к становлению нового порядка в Казахстане, о чем говорит и его поэзия, и проза.

Лучше единодушие, чем единоязычие, уверен был Абай, и я полностью с ним согласен. У Абая свои слова, слова-назидания, которые объединяют людей в их миропонимании. Вот, например:

«…Тысячелетней мудрости трактаты,

Не приукрасить их примерами обман,

Не скрыть души безнравственной изъян,

Грехи свои не спрятать под халаты».

Абай глубоко освещает проблемы истории, педагогики, морали и права казахов. Епископ Гоголев, отец Геннадий, стремясь донести до читателей красоту и философскую глубину творчества Абая, написал свои поэтические переложения «Слов назидания». Тем самым нашел и объединил точки соприкосновения постулатов христианства и либерального ислама. Первое слово Абая очень важно, оно задает тон всему дальнейшему повествованию – философскому, созвучному состоянию души тех, кто уже пожил и понимает толк в жизни.

Произведения Абая – это не «разделяй и властвуй», а «объединяй». Особенно это важно в начале нынешнего столетия. Он старался донести до людей необходимость единства, как и Пушкин, опережая свое время. Можно сказать, что его стихи – это лоскутки, как говорят казахи, «курак корпе», которые и создали дух цветущей казахской степи. У Абая были нравственные критерии, которых не хватает в наше время.

Первоначальное образование он получил в медресе, сам выучил русский язык благодаря библиотеке в Семипалатинске, которую создали ссыльные народовольцы, начал изучать труды не только русских, но и западноевропейских классиков литературы и философской мысли, ему необходимо было осознать себя в этом мире, в котором наши знания есть поверхность шара, а незнания – его объем. В то же время он был волостным акимом, или, как сейчас говорят, мэром, но он иначе чувствовал свое назначение, он знал и понимал, чем будет полезен казахскому народу в период реформ.

У Абая и изумительная любовная лирика, которая известна российскому читателю благодаря переводам школы Всеволода Рождественского и Мухтара Ауэзова. Например, «Ночь без ветра при луне» («Желсіз түнде жарық ай…»)

Абай стал реформатором казахского языка и основоположником казахской письменной литературы. И сейчас одной из сторон суверенитета нашей страны, конечно же, являются имена тех, кто творил под воздействием Абая. Он – сторонник просвещения, а для казахского народа, который был малограмотен и зависел от прихотей природы, это долгое время было недоступно. Мучительный переход на оседлость во второй половине XIX века, упадок кочевой цивилизации хорошо описан Мухтаром Ауэзовым, который сам лично нес «доброе и вечное» казахскому народу».

Любить страну как Абай – значит быть самокритичным и по отношению и к себе, и к своему народу. Хорошее появится само. Чем больше себя погружаешь в самоанализ, тем выше рывок в будущее.

Но если раньше, после распада СССР, когда я разговаривал с людьми, то почти у каждого было в глазах по доллару, сейчас – а я общаюсь с разными людьми и очень люблю говорить с молодежью, – вижу, что возрождается духовность. Именно духовность переживет века самых разных катаклизмов, а чтобы это произошло, нужна преемственность духовности. Всему миру, а не только казахам, сейчас, в XXI веке, очень необходимо буквенное, духовное начало, борцом за которое был Абай.

– А как творчество Абая вошло в вашу жизнь?

– Я – сын учителей. У нас всегда была большая библиотека. Когда собирались у нас дома родные и друзья, коллеги родителей, то слова Абая «будь сыном не только своего отца, будь сыном всего человечества» приводились всегда. И это были не высокопарные слова, а слова, которые подсознательно сопровождают жизнь.

Я – казах. И как все казахи, знают об Абае. Абай, можно по праву сказать, является своеобразным стержнем казахской духовности. Наверное, невозможно себе представить казаха без Абая. Хотя есть свой фольклор, эпос. Матери казахов в разные времена всегда говорили: «Будь осторожным!», что звучит на казахском так: «Абайлы бол!». Но ведь это надо понимать еще и как «Будь Абаем!». Имя Абая живет у казахов на генном, молекулярном уровне. И его стихи, мелодии – это и внутренний мир казахов. Есть строки, которые трудно перевести на русский язык, сохранив мелодику и духовную нагрузку, но они с молоком матери впитываются каждым казахом. И эйфория от суверенитета в XXI веке для казахского народа теснейшим образом связана с именем Абая.

Вот у джунгар, по Мурату Ауэзову, не было своего Абая, поэтому эта нация на сегодня не существует, она ушла с арены человечества, а у казахов – есть Абай, поэтому, слава Всевышнему, мы есть в нынешнем веке. Абай посвятил себя казахскому народу, поэтому стал неотъемлемой частью этого народа. Он – своеобразный центр казахской Вселенной, а родина Абая – Семей (до 2007 года Семипалатинск) – духовная столица Казахстана («Рух Астана»).

Абай, соединяя европейскую культуру с культурой казахских степей, не замкнул это на себе, а терпеливо отдавал окружающим, тем самым создавая культуру казахского народа.

Потом были мои первые переводы Абая, фильмы, статьи. Он вошел в мою жизнь легко и остался в ней навсегда. В том числе и прежде всего, наверное, благодаря писателю и ученому Мухтару Ауэзову, тому, как он описывает его жизнь в своей известнейшей книге «Путь Абая». Мухтар Ауэзов рассказывал в своей книге об одном судебном процессе, на котором выступал Абай. Акын в своей речи был на голову выше всех присутствующих – и победителей и побежденных, а также судьям на этом процессе показал их полную самонадеянность.

У нас говорят: Абай создал Мухтара Ауэзова, Мухтар Ауэзов дал миру Абая. Я изучал труды Ауэзова, благодаря ему я проникся Абаем, как и весь остальной мир. Кстати, именно Ауэзов открыл миру Чингиза Айтматова, опубликовав на страницах «Литературной газеты» статью о творчестве молодого собрата по перу. До конца своих дней Айтматов свято повторял, что, покидая пределы родной земли, он всегда носит в своем сердце два имени: Манас и Ауэзов. Главная причина такого признания – четырехтомный роман Мухтара Ауэзова «Путь Абая».

У каждого в канун юбилейной даты Абая свой отсчет перед гением казахской словесности. И у меня свой – это издание в течение 10 лет полного академического собрания трудов Мухтара Ауэзова в пятидесяти томах, издание и составление книг самого Абая – на казахском и русском языках, возвращение из забвения литературного наследия репрессированных поэтов, учеников Абая – Шакарима, Магжана, Мыржакыпа, Ахмета. Издание их творений в формате книг, тем самым возвращая их имена из прошлого, во имя будущего.

Беседу вела Лейли Ваисова