Времен связующая нить

Всего статей в разделе: 59
14.07.2016
Просмотров: 1349

Балхашская сага


                                                      БАХЫТЖАН КАНАПЬЯНОВ

БАЛХАШСКАЯ САГА (фильм был снят в 1989-1990 годах)

Известный критик и литературовед Георгий Гачев в одной из своих работ, посвященных творчеству Чингиза Айтматова, характеризуя духовное кредо Едигея, задается вопросом: «Момент в истории общества может быть благоприятен для личности и честной жизни, но может быть и неблагоприятен, однако категорический императив Совести повелевает: в тебе, человек, заложено, как компас, абсолютное мерило, и не давай себя сбить с курса всякими относительностями и условиями, обстоятельствами, торгашескими сделками с совестью. Так как же прожить жизнь по истине и совести, личностно и счастливо – независимо от помех или помочей обстоятельств?» Параллель между Едигеем Буранным и шведом Андерсеном, постоянно проживающим в Южном Прибалхашье, вблизи поселка Караой, не случайна. Что может десятилетиями удерживать этих людей на суровом клочке земли? Что заставляет их по доброй воле сносить физические муки, трудиться часто на пределе человеческих сил и возможностей? «Чтобы жить на сары-озекских разъездах, надо дух иметь, а иначе сгинешь». Ощущение в себе этого «духа», я бы сказал, «стержня», рождает ощущение своей нужности в мире. Есть такая порода людей, духовнопрочных и надежных, которые впитывают в себя эти чувства словно бы с материнским молоком. Вот что сближает Едигея и шведа Андерсена с одним лишь различием: образ Едигея рожден силою таланта Чингиза Айтматова, хотя многие находят в нем черты своих отцов и дедов, а образ Андерсена реален, силою самой судьбы вписан в ландшафт природы, духовной и неразрывной частью которой он себя считает, и своим существованием вносит определенные нравственные коррективы в среду нашего социального бытия, разрушая тем самым установившееся стереотипы жизнеобитания. Кто же он, швед Андерсен из Южного Прибалхашья? Вот уже около четверти века живет он примерно в десяти километрах от поселка Караоя. Занимается резкой камыша и вяжет из него маты, которые идут на строительство кошар. Качественно и со знанием дела выполняет эту работу. Все близлежащие кошары покрыты этими матами. Говорят, что знает английский, немецкий, шведский языки. В совершенстве владеет русским и казахским. Может быть, неосознанно, но являет собой образ активного пацифиста, своим миротворчеством выражая протест, видя, к каким катастрофическим последствиям ведет безумная власть человека над Природой, потребительское отношение к ней со стороны технократа. Не только сохранить очаг этой природы, но и в мыслях и в поступках жить в гармонии с ней. Даже то, что он, проживая в десяти километрах от поселка, отказывается от транспорта и ходит туда пешком, чтобы закупить продукты и взять периодику – характеризует его как человека, верного своим принципам. Швед Андерсен не любит начальство, но знает почти всех детей по именам и пользуется искренним уважением среди всего населения поселка Караой. Швед Андерсен сделал свой выбор. Ценою тяжелой жизни и изнурительным трудом. Уход через доб-ро, сохраняя уважение к местности. Об этом размышляет в фильме Мурат Ауэзов, философ и культуролог, в своих беседах со шведом Андерсеном. Эти скупые фразы уже в какой-то мере раскрывают нам некий феномен человека. А само знакомство со шведом Андерсеном началось с текста телеграммы, которую он прислал сотруднику Казахского общества охраны памятников истории и культуры О. Е. Дильмухамедову. Из этой телеграммы узнали, что приходящие ветры сдвинули барханы – и обнаружились предметы позднего палеолита. Необходимо отметить, что поздний палеолит Южного Прибалхашья – это белая карта в археологии страны. Вот что об этом пишет двадцатитомная «Археология СССР»: «Поздний палеолит Казахстана известен пока еще слабо по сравнению с широко изученными здесь мустьерскими памятниками. Это обстоятельство трудно объяснить слабой исследованностью региона, но вместе с тем число позднепалеолитических местонахождений медленно, но верно растет, и это дает основания для оптимистических прогнозов. Данных о неблагоприятных условиях для заселения во второй половине верхнего плейстоцена нет. Возможны два предположения: или памятники разрушены природными процессами, или залегают в лессовых толщах на большой глубине, и открытие их – дело счастливого случая». Нам представлен именно такой случай благодаря телеграмме шведа Андерсена. О том, как буквально за час перед закатом были обнаружены в том месте до тридцати предметов позднего палеолита Южного Прибалхашья (наконечники, стрелы, редкие резцы, скреблообразные орудия) поведал Олег Дильмухамедов, подкрепляя свой рассказ показом найденных предметов. Тот же том «Археологии СССР» пишет об изысканиях А. Г. Медоева, чей вклад в общекультурный процесс в Казахстане до сих пор не оценен должным образом. Думаю, что необходим фильм, чтобы поведать о шведе Андерсене и об Алане Медоеве, посредством киноязыка опоэтизировать на экране петроглифы, ибо наскальные изображения Северного Прибалхашья, Северо-Восточного и Юго-Западного Прибалхашья, являясь зримыми знаками времени, обогащают видеоряд любого научно-популярного фильма. Общий пафос и настрой будущего фильма можно выразить следующими словами Александра Блока: «На бездонных глубинах духа, где человек перестает быть человеком, на глубинах, недоступных для государства и общества, созданных цивилизацией, – катятся звуковые волны, подобные волнам эфира, объемлющим Вселенную: там идут ритмические колебания, подобные процессам, образующим горы, ветры, морские течения, растительный и животный мир». Если даже наша планета Земля, погубленная суетными страстями и деятельностью рассудка людей, исчезнет с лица Космоса, эти таинственные звуковые волны, о которых говорил Александр Блок, этот голос Природы, для которой Земля со всеми ее людьми – лишь молекула во Вселенной, останутся. Люди приходят и уходят. Гармония остается. А значит, остается и Жизнь, и природный призыв к Жизни. Человек не должен считать себя венцом творения, ибо он сам себя произвел в венцы. Признание власти Гармонии, власти Космоса над трагическим миром. «Две вещи наполняют душу всегда новым и все более сильным удивлением и благоговением, чем чаще и продолжительнее мы размышляем о них, – звездное небо надо мной и моральный закон во мне» (Иммануил Кант). Вспомним книгу Ч. Айтматова «И дольше века длится день»: «Небо обваливалось на голову, разверзаясь в клубах кипящего пламени и дыма... Человек, верблюд, собака – эти простейшие существа, обезумев, бежали прочь. Объятые ужасом, они бежали вместе, страшась расстаться друг с другом, они бежали по степи, безжалостно высветляемые гигантскими огненными сполохами. Но как долго бы они ни бежали, то был бег на месте...» Вспомним, слушая монологи самого шведа Андерсена, как к нему прибежал от какого-то ужаса заяц, как чувствовал биенье его сердца в своих ладонях, как пришла с раненой лапой лиса и долго жила у него. И эти монологи перемежаются сообщениями ТАСС об очередных испытаниях, очередных атомных взрывах под землей Казахстана, документальными кадрами взлета ракеты с космодрома Байконур, а также безмолвной музыкой звезд. Именно такой видеоряд возможен при монологах, диалогах и дикторском тексте этого фильма. А возможные варианты выглядят ориентировочно так: Тень вертолета мчит по поверхности бескрайней воды, дробясь о волны, исчезает в камышах и вновь нависает над барханами, пробегает стая сайгаков, их частые следы в песках, росчерк полета ястреба... и это все как бы отражается в неподвижных глазах ящерицы... Скорлупа пустого яйца дикой птицы, тень этой птицы на предутреннем песке... Словно из этой скорлупы восходит над озером солнце... По пескам катится эбелек – перекати-поле. Клонится шар солнца за горизонт. Костер. Пляшущие языки пламени. Максимальный отъезд от костра в песках – до мерцающей точки света, затем наезд: эта точка света – вспыхнувший глазок радиоприемника, слышны радиоголоса разных частей света... Наскальные изображения, иллюстрации из книги А. Медоева «Гравюры на скалах», аналогичные наскальные изображения в Бохуслене (Швеция), камни-стелы на острове Готланд, шелест камыша («У камыша есть уши»), шум озера, звуки органа... Необходимо раскрыть несколько метафор. Существу-ет версия, что дорога на Караой – это дорога в никуда, северное ответвление Великого Шелкового пути (Край света). Исходя из этого посредством фильма необходимо доказать, что эта дорога ведет к Человеку, каким и видится нам швед Андерсен. Также раскрыть метафору его труда. Он изготовляет маты, которыми покрывают кошары. То есть дары и продукт природы ис- пользует на защиту существ природы (камыш и овцы). Из всего этого проступают контуры нашего фильма.Это – активный пацифизм главного героя, швед Андерсен и окружающая его местность со своим прошлым (археология) и настоящим (атомные испытания, космонавтика, тяжелая жизнь местного населения, экология), параллель между Едигеем Буранным и Андерсеном в их нравственных началах, параллель между А. Г. Медоевым и Андерсеном, связующим звеном которой является их отношение к прошлому данной местности, личностное отношение авторов и действующих лиц фильма к главному герою. В фильме могут быть использованы стихи шведских и казахских поэтов, фольклор этих народов, выдержки из книг Дж. Фрэзера «Золотая ветвь», П. Т. де Шардена «Феномен человека» и других авторов. Даже такая деталь, как грусть шведа Андерсена, когда он вспоминает о ломте черного ржаного хлеба, вносит свою роль в финал фильма. «Балхашская сага» – это фильм не только об одном человеке. Это фильм о прошлом и настоящем Южного Прибалхашья, о людях, которые жили и продолжают жить в этом суровом краю, о нас с вами, о нашем сложном и очень противоречивом веке.
1989г.