Сверх того

Всего статей в разделе: 33
26.05.2020
Просмотров: 47

О РЕПРЕССИЯХ

Д. А. КУНАЕВ О РЕПРЕССИЯХ НАЧАЛА 1950-х гг.

За новое исследование о школе учеников и последователей Абая ученый К.Мухамедханов был репрессирован в 1951 г., испытал изощренные пытки в тюрьмах НКВД, был осужден и приговорен к 25 годам лагерей (фактически это смерть) за то, что не отказался от своего научного труда, которому отдал 12 лет жизни. За то, что не предал своего учителя М.Ауэзова, который после ареста ученика был вынужден уехать в Москву. Сейчас произведения учеников Абая все изучают, но только нигде не сказано, что за это ученый был готов отдать свободу и жизнь.

Как напишет много лет спустя в своей книге “О моем времени” бывший лидер Казахстана Д.А.Кунаев (1992г., с. 76-77): “Вообще надо отметить, что в послевоенный период не прекращались необоснованные репрессии против видных деятелей культуры и науки Казахстана. Были арестованы и осуждены на длительный срок историки Е.Бекмаханов, Б.Сулейменов. Также арестовали ученых-филологов Е.Исмаилова и К.Мухамедханова, последнего за “националистические ошибки” в вопросах изучения литературной школы Абая».

Жестокая политика репрессий сопровождалась широкой кампанией в прессе огульного шельмования, клеветы, обвинений в национализме, идеализации феодального прошлого в вопросах изучения дореволюционной истории Казахстана, фольклора, истории казахской литературы. Динмухамед Ахметович Кунаев подчеркивает, что Ж.Шаяхметовым были допущены “крупные ошибки по отношению к лучшим представителям национальной интеллигенции. Эти ошибки особо усугубились и приобрели тяжкий характер в 1951-1954 гг., когда секретарем ЦК по идеологии работал М.Сужиков. Чего стоили, например, погромные постановления ЦК КП Казахстана о так называемой антинародной сущности лучших образцов эпоса, связанных с ними научных трудов многих ученых, историков, филологов и целых научных коллективов. Разгрому подвергались лучшие произведения художественной литературы. Такие, например, как роман М.Ауэзова об Абае в редакционной статье “Казахстанской правды” в июне 1953 года. Одновременно наряду с тяжелыми обвинениями в печати, на собраниях общественности последовали и аресты известных деятелей, перечисленных выше. Обстановка была настолько нестерпимой, что М.Ауэзов, А.Жубанов и другие покинули республику.

Впоследствии, когда после смерти Сталина обстановка изменилась и первым секретарем ЦК стал Пономаренко, он публично осудил карательные меры Шаяхметова и Сужикова против казахской интеллигенции”. (С. 77). И после таких разгромных постановлений, изданный “Казгослитиздатом” в 1951 году “Сборник произведений поэтов абаевского окружения” (предисловие – М.Ауэзов; собирание, составление биографий и текстологические комментарии – Мухамедханов) уже скоро стал библиографической редкостью. Подготовленная на основе диссертации монография “Ученики Абая” была изъята из печати, а ее набор – рассыпан. Эта книга К.Мухамедханова увидела свет только через 42 года – в 1993-м, когда был опубликован первый том 4-х томника научных биографий, установленных автором, и возвращенных им текстологическим анализом произведений учеников Абая. Последний (четвертый) том учеников Абая вышел в свет в 1997-ом. Пятая Книга «Последователи Абая» (алашординцы) вышла в свет в 1995 г. Сегодня данный труд считается основой научного абаеведения и успел стать хрестоматийным пособием.

В Вестнике АН КазССР (№4, 1953г.) в полном объеме опубликована статья С.Нурушева “До конца искоренить буржуазно-националистические извращения в изучении творчества Абая”. В этом же номере Вестника размещена статья М.Габдуллина “О состоянии и задачах изучения казахского эпоса”, написанная по итогам состоявшейся в 1953 году дискуссии по казахскому эпосу. Это знаменательное обсуждение открыл Президент АН КазССР Д.Кунаев, а основным докладчиком был М.Габдуллин. На протяжении двух дней Ауэзова третировали все участники конференции. Тогда Мухтар Омарханович был назван “буржуазным националистом” и “проповедником феодализма”. Далее последовало его освобождение от занимаемых должностей в Совете общественных наук АН КазССР, от должности старшего преподавателя филологического факультета КазГУ. Возникла угроза ареста органами КГБ. И если бы молодые ученые и писатели под руководством Ануара Алимжанова не организовали тайный отъезд писателя в Москву, неизвестно, что произошло бы с выдающимся литератором, лауреатом Сталинской премии.

До конца искоренить буржуазно-националистические извращения в изучении творчества Абая Статья опубликована в Вестнике Академии наук КазССР. – Алма-Ата. 1953. №4, С. 3-13.

…Абаеведение не стояло на месте, и, в соответствии с развитием всей нашей общественной жизни оно развивалось. Об этом говорит дискуссия по вопросам абаеведения, проведенная в 1951г. На дискуссии многие вопросы были подняты на принципиальную высоту. Эта дискуссия и некоторые другие мероприятия, проведенные после нее в области абаеведения, являются непосредственными результатами благотворного воздействия на его дальнейшее развитие трудов товарища Сталина по вопросам языкознания и решений ЦК ВКП(б) и ЦК КП(б)К по идеологическим вопросам. Только этим объясняется значительный перелом, наметившийся в абаеведении после дискуссии, когда была осуждена и разгромлена порочная “концепция” М.Ауэзова о так называемой “литературной школе” Абая, разработан ряд мероприятий по дальнейшему освобождению абаеведения от националистических ошибок и извращений… …Прежде всего следует отметить, что не получила своего дальнейшего развития начатая на дискуссии борьба мнений. Очищение абаеведения от национализма не пошло дальше осуждения разоблаченной “концепции” о “школе” Абая. Правильное решение некоторых проблем абаеведения требовало от нас и впредь исходить из марксистского положения о том, что обнаруженные противоречия, ошибки следует не сглаживать, а вскрывать их сущность, причины и скорее их изживать. Некоторые абаеведы не сумели добиться в этом принципиальности и последовательности. В результате чего уже после дискуссии имеются попытки снова оживить разоблаченные на ней порочные “концепции”. Так, остался неосужденным националистический роман М.Ауэзова “Ақын аға”, пропагандирующий “концепцию” о “школе” Абая. Долгое время вел курс абаеведения в университете М.Ауэзов, несмотря на то, что вся система его взглядов связана с этой и другими “концепциями” и “теориями”, ошибочность которых он до сих пор не признал по существу…

…Это показывает с полной очевидностью, что без глубокой принципиальной критики взглядов М.Ауэзова, от которого исходит начало многих извращений творчества Абая, невозможно освободить абаеведение от буржуазного национализма… …Серьезные ошибки М.Ауэзова, которые он допускал как в художественном творчестве, так и в литературоведении, являются отражением его идейных установок, воззрений, всей политической и литературной деятельности в предреволюционные годы. Накануне и в момент Октябрьской социалистической революции он был одним из редакторов буржуазно-националистического журнала “Абай”. Бурная деятельность М.Ауэзова в этом журнале связала его судьбу с судьбой контрреволюционной партии “Алаш”… …“Исследования” Ауэзова, посвященные творчеству Абая, имеют одну характерную особенность. Они уводят Абая назад к реакционным традициям Востока и к старине вообще. В этих целях вокруг Абая в качестве его “учеников” Ауэзов разместил всевозможных мулл, целую группу алаш-ордынцев и врагов народа, самому Абаю приписал реакционные стихи и т.д. Для чего все это нужно Ауэзову, как не для того, чтобы подделать творчество Абая под старину и изолировать его от русской культуры, от происходящих в его время в России грандиозных событий… …М.Ауэзов являлся редактором первого тома истории казахской литературы – порочной книги, пронизанной духом буржуазного национализма. М.Ауэзов повинен в том, что авторы этой книги игнорировали решение ЦК ВКП (б) по идеологическим вопросам и решение ЦК КП(б)К “О грубых политических ошибках в работе Института языка и литературы АН КазССР”, в котором подвергнут суровой критике и осужден ряд порочных “теорий” и “концепций” в казахском литературоведении, в том числе “концепция” М.Ауэзова о “зарзаман” (эпохе скорби)… …Ошибки националистического характера М.Ауэзов допускал не только в области казахского литературоведения. Так, в ноябре 1952г. на заседании редакционной коллегии “Очерков устного народно-поэтического творчества казахов” он заявил, что “Казахстан и сейчас является аграрно-индустриальной страной, а тогда (до революции. – С.Н.) он был исключительно аграрной страной”: И это сказано в 1952г., когда Казахстан давным-давно стал индустриально-аграрной социалистической республикой, а казахский народ вместе со всем советским народом победоносно строит коммунистическое общество…

…Для того чтобы усилить свои порочные идейные позиции, М.Ауэзов пытается упрочить в казахском литературоведении свои антинаучные “концепции”. С этой целью он тщательно подготовляет диссертацию К.Мухамедханова о “школе” Абая, в которой в концентрированном виде представлены все прошлые ошибки и извращения Ауэзова. Диссертация оказалась предельно насыщена антимарксистскими материалами, которые даны в открытой и в замаскированной форме. Однако и на этот раз Ауэзову не повезло. Решение ученого совета, присудившего Мухамедханову ученую степень, было отменено, а автор ее разоблачен как враг народа…

…Позиция, занятая М.Ауэзовым в истории с этой диссертацией, весьма показательна. Он выступил не только как идейный вдохновитель и руководитель этой вредной работы, но как ярый ее защитник. М.Ауэзов был и руководителем и оппонентом диссертанта одновременно. Он выступал в его защиту и в секторе литературы Института языка и литературы, и на ученом совете института, и на защите в объединенном ученом совете гуманитарных наук АН КазССР. Все это говорит о личной глубокой заинтересованности М.Ауэзова в подготовке и протаскивании заведомо порочной диссертации… …М.Ауэзов не только повинен в серьезных ошибках и извращениях, но и в том, что являлся их пропагандистом. Он постоянно пытался и пытается сгруппировать вокруг себя идейно неустойчивых, политически близоруких людей. Так, ошибки М.Ауэзова повторял и помогал ему в проведении их в жизнь М.С.Сильченко. Вслед за Ауэзовым он выступал в защиту диссертаций Мухамедханова и, таким образом, способствовал временному продвижению ее везде, где она обсуждалась… С.Н.НУРУШЕВ кандидат филологических наук

1951 жылғы “ӘДЕБИЕТ және ИСКУССТВО” журналының 8 нөмірінде …1951 жылғы “Әдебиет және искусство” журналының 8 нөмірінде С.Мұқанов “Абайдың ақын шәкірттері” деген мақаласында Абайдың әдеби мектебі жөнінде үш күн ғылыми айтыс болғанын айта келіп: “Абайдың біздің тарихымыздағы алатын орнын төмендететін құнсыз зерттеулер де кездеседі. Олардын бірі – Қ.Мұхамедхановтың “Абайдың әдеби мектеби” деп аталатын сәтсіз диссертациясы Қ.Мұхамедханов Абай шәкірттерінің санын 20-ға жеткізеді. (Оның ғылыми жетекшісі М.Әуезов осы жалған пікірді толық қолдайды). Сөйтіп, халық дұшпаны болған қайдағы біреулерді қазақ әдебиетінің тарихына енгізбек болады”, – деп жазады. Қ.Мұхамедхановтың ісі сотқа берілгені, сөйтіп, 25 жылға сотталып кеткені де белгілі М.Әуезов қудалаудан, Қ.Мұхамедханов түрмеден 1956 жылғы ССРО Жоғарғы сотының шешімінен кейін ғана құтылды. Бірак, ол екеуі де небір қиын-қыстау кезеңдерде Абай мұрасы жөніндегі концептуалдық пікірлерінен тайған жоқ.

С. ТӨРЕТАЕВА. “Жібек жолы”, №3 (4), наурыз 1991 ж.

Из выступления Х.Джумалиева на защите диссертации К.Мухамедханова 7 апреля 1951 года “…Автор стоит на аполитичных позициях. Автор считает учеником Абая его сына Турагула, подвергшегося конфискации в 1928 году…

…В отношении Көкпая. На странице 212 диссертант пишет: “Көкпай был самым лучшим, самым близким другом Абая. Казахский народ уважает его, как ученика Абая”. …Көкпай ни в коей мере не может являться учеником Абая… его поэмы “Сабалақ”, “Кенесары-Наурызбай” являются реакционными. В этих поэмах воспевается ханско-монархическое движение Касымовых…

…Восхваление казахских ханов не дает права считать Көкпая учеником Абая. Органы партийной печати в настоящее время ставят перед советской общественностью задачу выкорчевывать все проявления идей восхваления Кенесары… А вообще он в своей диссертации в 16 местах ссылается на профессора Ауэзова и везде хвалит его…

Странно, что диссертант вместо того, чтобы подвергнуть острой критике эти ошибки М.Ауэзова, идет у него на поводу. М.Ауэзов вместо правильного направления молодого научного работника, ходатайствует перед Ученым советом о присуждении ему ученой степени…”

Дина Мухамедхан