Сверх того

Всего статей в разделе: 24
17.10.2018
Просмотров: 191

"На стыке веков"

БАХЫТЖАН КАНАПЬЯНОВ

МАХАМБЕТ: ЖИЗНЬ И ПОЭТИЧЕСКАЯ СТИХИЯ

В настоящее время идет подготовка к празднова­нию 200-летия со дня рождения великого казахского поэта Махамбета Утемисова. В календарь памятных дат ЮНЕСКО включено это имя, которое дорого каж­дому, кто дорожит своим историческим прошлым, кто знаком с литературой и культурой Казахстана, кому близок свободолюбивый дух казахского народа. Выдающийся поэт Махамбет Утемисов родился в 1803 году в Букеевской орде, на территории Западно­го Казахстана. Отец будущего поэта Утемис входил в ряд влиятельных людей, близких к ханскому окруже­нию, однако, к сожалению, нет каких-либо документаль­ных сведений о том, где учился поэт, но сохранились архивные данные, свидетельствующие о его высокообразовательном уровне, о том, что Махамбет Утеми­сов получил всестороннее мусульманское образова­ние, хорошо владел русским языком и грамотой. В эти годы Букеевской ордой правил хан Жангир Букеев, много способствовавший тому, чтобы кочевники, сохранив свою культуру и традиции, приобщались к благам европейской цивилизации, ибо он ранее многих своих современников понял, что время кочевой цивилизации безвозвратно уходит в прошлое. Историческая роль хана Жангира, разумеется, неоднозначна, и в пер­вую очередь это относится к его взаимоотношениям с поэтом Махамбетом Утемисовым, и все же в русле ис­торической справедливости необходимо подчеркнуть то, что в 1840 году хан Жангир за заслуги в области про­свещения и здравоохранения был избран почетным чле­ном Казанского университета, а заслуги эти общеизве­стны: первая светская школа в своей орде, где наряду с восточными языками преподавался и русский язык, первая аптека и фельдшерские пункты, развитие про­мышленности, земледелия и садоводства. Один из сыновей хана Жангира Губайдулла закончил пажеский кор­пус в Санкт-Петербурге, участвовал в Крымской войне, долгие годы жил в Ялте, где и скончался в начале XX столетия в звании генерал-лейтенанта царской армии. Там же и похоронен. Школу по улице Боткина в Ялте до сих пор называют «дачей Чингисхана», которую спроек­тировал для Г. Жангирова известный архитектор и кни­готорговец И. А. Синани, он же один из авторов проекта Дома А. П. Чехова в Аутке. В 1824 году хан Букеевской орды Жангир отправ­ляет двадцатилетнего Махамбета со своим сыном Зулькарнайном в Оренбург. Поэт прожил здесь около шести лет в качестве воспитателя ханского наследника. Однако вскоре в отношениях между Махамбетом и ханом Жангиром наступает разрыв. Хорошее знание Корана и языка дипломатической переписки, о чем свидетельствуют воспоминания русского ученого-путешественника Е. П. Ковалевского, встречавшегося с Махамбетом, побудило хана Жангира доверить воспитание своего сына именно ему, Maхамбету. В архивах Оренбургского губернаторства среди прочих документов, связанных с Букеевской ордой, есть несколько принадлежащих Махамбету. В одном из них выражение просьбы присылать в степь «праведных чиновников, которые бы вникли в наше бедственное положение и произвели по жалобам нашим всенарод­ное исследование. Особенно мы желаем, чтобы жало­бы наши были исследованы господином подполковни­ком Далем». Владимиром Ивановичем Далем, знаме­нитым составителем Толкового словаря русского язы­ка. Он служил в Оренбурге с 1833 по 1840 годы. В это же самое время (а точнее со 2 по 23 сентября 1833 года) приехал в Оренбург Александр Сергеевич Пуш­кин. Он также посещает Казань, Симбирск, Уральск, опрашивает старожилов, вносит рассказы в дорожную записную книжку и пропадает в провинциальных архи­вах, собирая материалы по истории бунта Емельяна Пугачева. А. С. Пушкин в сопровождении В. И. Даля посещает казахские степи, здесь, в одном из аулов, с подачи Владимира Даля, была записана легенда о Козы Корпеше и Баян Сулу, возраст которой превышает полторы тысячи лет. Запись этой легенды позднее была обнаружена в архивах самого А. С. Пушкина. Владимир Иванович Даль, молодой чиновник по особым поручениям при губернаторе Оренбургского края, изучал жизнь и быт казахов, будучи врачом, оказывал медицинскую по­мощь местному населению. Я могу предположить, что он был знаком с достой­ными представителями казахской поэзии и казахского искусства того периода. И не только с Махамбетом Уте­мисовым, но и с Курмангазы Сагырбаевым, чья вели­кая музыка сродни по духу поэтической стихии Ма­хамбета. Думаю, что многие и многие тюркизмы в Сло­варе В. И. Даля были записаны им во время пребыва­ния в Оренбургском крае, а может быть, и со слов са­мих Махамбета и Курмангазы. В. Г. Белинский высоко оценил рассказы В. И. Даля, посвященные степной теме: «Многие рассказы очень занимательны, легко читаются и незаметно обогащают нас такими знаниями, которые, вне этих рассказов, не всегда можно приобрести и побывавши там, где бывал Даль. Так в рассказах «Майна», «Бикей и Мауляна» знакомит он нас с нравами и бытом кайсаков...» Страстный собиратель фольклора не мог не поведать велико­му поэту А. С. Пушкину, своему другу и литературно­му наставнику, об этих фольклорных находках. Можно только представить, как высоко была оценена ими эта драгоценная жемчужина казахской фольклорной поэзии – «Козы Корпеш и Баян Сулу». И здесь, в череде этих событий и явлений, можно обнаружить своеобразное «осевое время» первой по­ловины XIX столетия. Свободолюбивая муза Байро­на привела его в отряды греческих повстанцев за­щищать идеалы Эллады, работа Гете над «Фаустом», пушкинская «Руслан и Людмила», а незадолго до этого восстание декабристов на Сенатской площади и аристократ Степи Махамбет Утемисов в Букеев­ской орде, не признавший и не покорившийся ука­зам царя и ханским приказам. История бунта под руководством Исатая Тайманова и его ближайшего сподвижника поэта Махамбета Утемисова довольно подробно описана историками и ждет своего исторического анализа вне идеологиче­ского диктата советского периода. Однако необходи­мо остановиться на некоторых аспектах данного явле­ния, ставших определяющими в поэтическом творче­стве Махамбета. Старания хана Жангира привлечь Махамбета на свою сторону не имели успеха. Суровая правда тяжелой и страдальческой жизни простого народа наполняли сердце поэта и его творения страстной любовью к родно­му народу и горькой ненавистью к правящим кругам. И в этом отношении дух Махамбета сродни духу де­кабристов, ибо аристократ Степи Махамбет Утемисов по происхождению был одного круга с ханом Жангиром, но несправедливость положения степного уклада жизни не удовлетворяла мятежного поэта, его горячее сердце борца за свободу и равенство. Хан Жангир уда­лил от своего двора акына Махамбета, и осенью 1829 года поэт был заточен в Калмыковскую крепость, где находился под следствием более одного года. В 1831 году, во время холерной эпидемии, ему удалось бе­жать, присоединиться к восставшим и быть рядом с Исатаем Таймановым. Историк А. Ф. Рязанов пишет: «Махамбет был душою восстания. Владея русской и татарской грамотностью, он писал воззвания по орде, послания Жангир-хану и русскому правительству от име­ни Исатая и народа. Он разъезжал по аулам, агитировал, поднимая на­род против Жангира, и первый подтолкнул Исатая на путь решительной вооруженной борьбы» . После того, как восстание терпит поражение, погибает его вождь Исатай Тайманов, Махамбет не прекращает борьбы. Все его попытки снова под­нять людей против ханов и султанов завершают­ся неудачами. Царские чиновники, управлявшие степным краем, их прихвостни из числа казах­ских богатеев вынашивают план подлого убийства поэта и бунтаря. Султан Баймухамед, один из палачей и подавите­лей восстания, посылает в места, где скрывался Ма­хамбет, своих людей – хорунжия Ихляса Туляева и Юсупа Утевлиева, которые 20 октября 1846 года предатель­ски отсекли поэту голову. Дом поэта был разорен, а его голова доставлена в ставку. «Я был я, и я был сам собою». Так характеризовал сам поэт свое божье и земное предназначение в этом мире. Завершая данную статью, я хочу добрым сло­вом помянуть профессора Хажима Жумалиева, поэта-переводчика Анну Никольскую, поэта Беркаира Аманшина, художника-графика Макума Кисамединова. Они, несмотря на репрессии, сталинские ссылки и брежнев­ский застой, донесли до нас неистребимый дух Ма­хамбета Утемисова, его философские размышления – толгау и его мировоззренческую позицию. Махамбет оставил около ста стихотворений, имев­ших большое влияние на творчество как современных ему акынов, так и позднейших. Все творчество Махам­бета направлено против угнетателей народа. Смелый и темпераментный поэт, бьющий своими стрелами-сти­хами вековых врагов народа, разоблачающий лицеме­рие и произвол ханского строя, пламенный патриот, горячо любивший родину и свой народ, всю жизнь стре­мившийся к воле и свободе, несгибаемый борец за дело народа, – поэт Махамбет Утемисов вошел в историю казахской литературы как один из ее выдающихся клас­сиков.

г. Москва, «Литературная газета», 17 мая 2003 г.